19:48 

крик в небо
у моей мечты выцвели глаза.
шапку делать абсолютно лень, поэтому в общих чертах обо всем.
название.. ну пусть будет "проблемы".
персонажи: Ренджи, Рукия. остальные - массовка.
рейтинг самый детский - G. о детях собственно речь здесь и пойдет.
писалось практически в едином порыве, когда на каких-то там радостях тыркнуло. открыла ворд в пятницу вечером. поздно вечером. закончила вычитывать получившееся немногим раньше, чем сесть за этот пост. собственно, проверила ошибки сама на сколько это было возможно, так что считайте, что не бечено, ну и всяким грамотеям читать не рекомендуется, чтобы не расстраивать себя.
есть диалоги, что у меня бывает реже, чем хотелось бы, хотя мы с этим воюем потихоньку.
~2000 слов.
далеко не самое лучшее из творений.



Поначалу они искренне верили в то, что дальше будет легче. Никогда не говорили об этом вслух и не бросались словами на ветер, но по ночам тихо завидовали тем, кто выше, старше, сильнее. Тогда этого не хватало, чтобы забыть о грызущем страхе и почувствовать себя чуточку счастливей, хоть на мгновение не зная ни в чем нужды.
Но все - лишь глупые надежды. Дальше никогда не становилось легче. Но не было ни капли лжи в тех наивных детских мечтах, ведь старые проблемы притуплялись, отходили на второй план и вовсе исчезали. Просто тогда они и не могли знать, что придется бояться таких же оборванцев, как и они, а вовсе не природных катаклизмов.
- Рен, давай мы с тобой пойдем?
- Ага, ведь чем нас больше – тем лучше!
- Еще чего удумали! Да меня одного там с лихвой хватит! – он храбрится, но голос звучит уверенно. Мальчишка, кажущий не только старше всех, но и вовсе достойный более взрослого звания, ведет себя как лидер. И другие это тоже чувствуют, поэтому, бросив еще пару фраз, соглашаются, ведь они точно знают, что Ренджи можно верить. А темноволосая девчонка продолжает серьезно смотреть на друзей, когда на их лицах уже видны улыбки и раздается звонкий ребяческий смех. Они все еще наивно верят в сказки, только уже не те, что можно было урывками подслушать возле старцев, нянчившихся с внуками. Эти сказки еще больше идут вразрез с тем, что твориться вокруг, ведь они просто-напросто должны скрыть реальность.
- Я тоже иду, Ренджи.
- Ты лучше за костром смотри, Рукия, чем ерунду говорить, - пару подброшенных им сучьев сразу же охватывает пламя, в сердце которого тепло потрескивают уже догорающие ветки. – Я же сказал: один справлюсь, чего тут непонятного?
- А я не помогать тебе пойду.
- Останешься с ребятами – и точка. Под ногами только мешаться будешь!
- Не буду!
Они могли бы спорить до бесконечности. В отблесках огня в глазах каждого отражалась решимость. Языки пламени играли, нещадно оставляя после себя лишь горстку пепла да обуглившиеся сучья, и в очередном всполохе искр они знали, что никто не отступит. Ведь среди всей этой ребятни не в одном Ренджи живет маленький, но лидер.
Уже стемнело и можно со спокойной душой идти спать, что они и делают, прекращая бессмысленную перебранку. От костра, тлеющего за спиной, тепло. Ребята уже начинают к этому привыкать, и если пламя начнет в своем последнем порыве не гореть, а тлеть, то кто-нибудь обязательно проснется и подбросит немного жизни – пару сучьев, которые предусмотрительно сложены чуть поодаль. Только этот кто-то точно не будет Рукией.
Спать на дереве – удобно. Древние ветви весьма широкие и маленькой руконгайке хватает этого с лихвой. Но сейчас ей не спится, когда перед глазами раскинулся их дом, пусть и под открытым небом. От открывающегося вида петляющей речки, дыма, устремляющего ввысь и оставляющего под собой ее спящих друзей, внутри ощущается неуловимое тепло. Рукия не может отдаться сну, зная, что все это они с легкостью могут потерять, чего чудом удалось избежать в прошлый раз.
Им не часто улыбалась удача. Да и это, наверное, была не самая лучшая из ее улыбок. У них слишком хороший дом, как казалось порой. Под рукой и река, и цветущие сады молодых яблонь. Сокрытые от холода, забывающие привкус голода, они должны были быть счастливы, но умели улыбаться лишь из-за того, что были вместе. Ведь на самом-то деле, их дом был ничуть не лучше других. И все крылось не в том, что ребят постарше хотели заполучить это место. Вся проблема крылась в них самих – таких разных, порой ярких, не похожих на других.
Их недолюбливали. Это было совсем несложно понять, когда кто-то из друзей возвращался с разбитой скулой или чем-то более весомым. И она просто не могла отпустить Ренджи одного в этот раз.
***
Петляющие улицы Руконгая никогда не вселяли спокойствия. В архитектуре лачуг было заметно то же самое, что и в каждом из его обитателей. В их районе везде была ощутима бедность, только где-то о ней кричало все, а где-то лишь в узких проемах окон проступала нищета, царящая внутри. Домишки жались друг к другу, теснились, а где-то стояли вразнобой, будто стайка голубей. Но сейчас Ренджи ровным строем с двух сторон окружали дома, а сам он терялся среди снующих руконгайцев. И хоть он не любил толпу, но это было лучшим вариантом, даже не смотря на гнетущее ощущение того, что за ним кто-то следил. Порой, конечно, он оглядывался, стараясь спрятать все за чередой жестов, но ничего подозрительного не замечал и прошмыгивал меж громадами взрослых дальше.
Он был рад, что раз за разом нужда приходить в эту населенную часть района пропадала. Ренджи никогда не нравилось промышлять воровством, но сначала это было необходимо, чтобы выжить. Да и все они подросли. А поэтому с каждым разом возможность попасться увеличивалась, но вместе с тем они могли уже сами кое-как, но обеспечить себя. Ловить рыбу становилось легче, как и довольствоваться яблоками с близлежащих садов. Причем последнее мало смахивало на воровство, ведь что значат пару спелых плодов, когда ветви буквально ломятся от их изобилия? Когда-то Рукия предлагала им даже найти работу, да только кому они такие нужны?
Но сегодня все было чуть иначе. После недавних ливней одного из друзей начала бить лихорадка. Хоть все оказалось не так уж и серьезно, но ребята знали, что им нужны хоть какие-то лекарства. Они бы честно заработали на них, если бы кто-то позволил, но все воротили нос от беспризорников, а поэтому нужно было вновь полагаться лишь на ловкость рук, да быстроту ног. И идти один он соизволил не просто так – действовать толпой становилось все сложнее, да и район, где можно было разыскать пару лавок торгующих лекарственными травами, принадлежал ребятам, которым они пришлись совсем не по душе. Те частенько задирали друзей Ренджи, да и его самого тоже стороной не обходили, не упускали шанса посмеяться над ними, да и пустить в дело кулаки были совсем не прочь. Это и тревожило красноволосого мальчишку больше всего. Ренджи боялся за своих друзей, зная, что они вряд ли смогут дать сдачи, а он - сможет, точно сможет.
Резкие, чуть порывистые движения прибавляли скорости, поддаваясь внутреннему порыву быстрее покинуть это место. Ощущение, что кто-то наблюдал за ним, не покидало ни на мгновение. И ведь оно было правдиво, чувствуя, как пара огромных синих глаз наблюдала за парнишкой из-за угла очередной хибары.
Возле нужных Ренджи лавок всегда царил особенных аромат. Он не был ни приятным, ни неприятным. Казалось, так могла бы пахнуть болезнь, но все было лишь ожидаемой иллюзией. На самом деле запах был мятный, чуть горький, а иногда отдающий и сладостью. В нем смешалось слишком много оттенков, дурманящих даже издалека. И, почуяв все это за пару десятков домой, он легко пробирался сквозь толпу, ловко прошмыгивая под чьими-то локтями, но все же изредка неуловимо наступая кому-то на ногу.
В любом, даже самом идеальном, плане бывают пробелы. Но у Ренджи не было никакого плана, а поэтому проблемы стали подкарауливать еще на подступах к цели. Основная трудность заключалась в том, что он совсем не разбирался во всех этих лекарствах, да и что делать с ними мог лишь догадываться, но до этого было еще далеко. А перед глазами стояли разнообразные стекляшки, мешочки, забирая остатки уверенности. Понять, что же из этого разнообразия нужно было именно ему, казалось чем-то сюрреалистичным, поэтому парнишка, сделав вид, что уходит, нырнул за угол.
Сейчас Ренджи недолюбливал шум еще больше. Шаги, голоса, стук мешали уловить нужные слова. Да и обзор из его укрытия частенько загораживала чья-то не в меру широкая спина. Но он ждал.
И все сложилось как нельзя лучше. Красивая женщина, чей мягкий голос и длинные каштановые волосы он мог уловить, долго рассказывала торговцу об ухудшившемся состоянии своего мужа. До Ренджи долетали лишь обрывки фраз, но он сумел понять, что этот недуг был похож на лихорадку, коснувшуюся его друга. А зоркий глаз заметил, какой мешочек передал торговец ей в руки.
Внезапный звон разбитого стекла привлек внимание многих, заставив переполошиться всех вокруг. Незамедлительно послышались крики и голоса. И во всей суматохе Ренджи заметил лишь то, как кто-то в панике обронил на землю все лекарственные товары. Торговец тут же разразился отборным руконгайским матом, а мальчишка, ловя момент, выскользнул из своего укрытия. Помочь все поднять с земли – дело несложное, как и незаметно сунуть нужный мешочек за пазуху, да еще за все это получить благодарностей. И не заметить как из-за угла за ним улыбаясь наблюдает пара огромных синих глаз тоже несложно.
***
Рукая маленькая, а оттого такая незаметная. И пусть порой она недолюбливает свой карликовый рост и неудачно сложенное тело, но в этом определенно есть свои плюсы. Скрыться в тени домов и узких переулках – раз плюнуть. Поэтому Ренджи до самого конца не догадывался, что был не один.
Она следовала за ним тенью с самого начала. Не отставала, сохраняя между ними расстояние в пару лачуг, а то и меньше. И помогала, как могла. Ведь тот метко брошенный девичьей рукой камень был совсем неслучаен, хоть это и останется ее маленькой тайной.
Ренджи шел домой, не выбирая безопасного пути, а силясь лишь сократить дорогу. Ноги несли его к заветной цели, подальше от шума и суеты, в которых не хотелось оставаться больше ни минуты. И Рукия вновь не отставала от него, уже без опасений выходя из-за темных углов, ведь он теперь не заметит, а даже если и увидит темноволосую подругу, то все позади – не страшно. Да и ей с самого начала не было за себя страшно, не поэтому ли она двинулась следом?
- О, кто это тут? Да неужели наш красноволосый друг! – он чуть не вовремя успевает остановиться, поэтому между ним и напыщенным лицом говорящего остается всего ничего. После бега дыхание чуть сбито, но Ренджи не выглядит зверем, загнанным в угол. Он все еще на свободе, чей огонек плещется в его глазах. И его оппоненту это не нравится. – Чего молчишь? Даже не желаешь поприветствовать старых друзей?
- Да пошел ты, - он даже уже не вспыхивает. Друзей? Ах да, бок до сих пор порой ноет, но больше ничто не напоминает о тех, кто стоит перед ним.
- Че-т ты совсем недружелюбным стал, - скалятся на него трое детин, а Ренджи словно по-собачьи щетинится и предостерегающе рычит, и звук пока что теряется где-то в горле, отдавая лишь легкой вибрацией по телу. – Ну что, научим этого щенка, как нужно себя вести со старшими?
Рукии кажется, что она уже видит тучи, сгущающиеся над головой друга. Она терпит, крепко сжимая кулаки. Терпит, пока все идет хорошо, пока лишь кожей чувствует угрозу. Маленькая руконгайка хочет с самого начала сорваться, но знает, что сделает все лишь хуже. И лишь когда абсолютно чужая, уродливая рука поднимается, чтобы совершить удар, она не может больше терпеть, выбегая из собственного укрытия, которым услужливо стал еще один узкий переулок.
Череда ударов происходит одновременно. Кулак соскальзывает по скуле Ренджи, который и не думает увернуться, но в ответ, не сдерживаясь, бьет в челюсть нападавшему, а удар под коленку выводит одного из них на время из развязавшейся драки.
***
- Валите к себе, – сплевывая кровь на землю, рявкает на них тот, кто первым посмел поднять руку. У Ренджи уже сейчас вполне тяжелая рука, но даже со сбитыми костяшками она кажется для Рукии по-своему красивой. И эта сама ладонь хватает ее за запястье и тащит за собой. Он не собирается ничего им отвечать и лишь не зло и четко говорит, словно вовсе и не ей:
- Дура.
Всю дорогу они молчат. Где-то на полпути, будто опомнившись, Ренджи разжимает свою руку и идет дальше, даже не думая останавливаться. За пазухой трется о кожу мешочек, наполненный целебной травой, а позади, отставая на пару шагов, плетется эта мелкая проблема, которую никто не просил совать свой нос во все это. Но он не злится на Рукию - лишь горький осадок обиды залегает где-то на поверхности, уверяя в том, что скоро исчезнет, испарится в дыме костра.
Он вроде бы должен поблагодарить ее. А вместо этого обижается за то, что полезла в драку. Ему чуть стыдно от того, что эта заноза с большими синими глазами бросилась ему на подмогу. Девчонка, а полезла помогать ему! А может и вовсе защищать?
На щеках выступает румянец - это жар от костра, поэтому он спускается к реке. Ему тепло от мысли, что Рукия защищала его, а значит и беспокоилась о нем. Но все же больше стыдно, ведь он мог и сам справится, получив лишь пару лишних ссадин. А вышло все наперекосяк, ведь эти пару лишних ссадин теперь красуются на ней.
Она не изменяет своей привычке, а потому вновь идет к колыбели, укрывающей раскидистыми ветвями и от дождей, и от ветров, и от чужих глаз. Да только под одеждой расцветает синяк, пульсируя болью, будто живой. Прикасаться к плечу – неприятно, а если задеть его жесткой шершавой корой – хочется кусать губы в кровь.
Ствол широкий и надежной скрывает за собой девичью спину. В душе она оправдывается, что просто не хочется сегодня лезть наверх, да и отсюда все хорошо видно – вон впереди маячит красная макушка Ренджи, который примостился возле русла реки.
Конечно же Рукия ждала, что он накричит на нее, отругает, но ничего не было. Был лишь шелест листьев, да тихий шепот ветра и ее мысли, кричащие в глубинах сознания.
- Дура.. – тихо выдыхает она. И кто бы рассказал, как справляться теперь с такими доселе незнакомыми проблемами.


@темы: bleach, renruki, vieria, недотворчество, сумбур из букв

URL
Комментарии
2011-08-07 в 23:33 

Nhi
как тебе мысль выстрелить себе в голову завтра в прямом эфире? ©
это очень-очень правдоподобно. и правильно. именно так, как надо. давно не читала таких шикарных abrkd про детство Ренджи и Рукии. спасибо вам, крик в небо. огромное удовольствие получила от прочтения :hlop:

2011-08-09 в 14:34 

крик в небо
у моей мечты выцвели глаза.
Nhi
спасибо за такой приятный отзыв ) отрадно, хоть и весьма неожиданно, было услышать все эти слова в адрес фика )

URL
2011-11-27 в 01:04 

Omamna droga
Je t'aime, Ren-Ren...
:wow2: Великолепно! Всё настолько реалистично, аж дух захватывает и сердце замирает :hlop::hlop::hlop:
Спасибо, автор, вы обеспечили мне хорошее настроение ;)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

дай мне крылья

главная